Вероисповедание

agnec.jpg

Свидетельство о вере 

Евангелическо-лютеранская Церковь Ингрии (ЕЛЦИР)

Исповедует Святую Христианскую веру, которая основывается на Библии, на свидетельстве Ветхого и Нового Завета о триединстве Бога: Бога Отца, Бога Сына и Бога Духа Святого.

 

Эта вера выражена в трёх общецерковных символах веры и в лютеранских вероисповедных книгах.

 

Книга Согласия - Вероисповедание и Учение Лютеранской Церкви 

(издание © Фонда Лютеранское Наследие)

Евангелическо-лютеранская Церковь Ингрии (ЕЛЦИР) утверждает проповедь Евангелия словом и делом. Она проповедует распятого на кресте и воскресшего Иисуса Христа, Господа Единой, Святой и Апостольской Церкви, которая призывает людей всех национальностей и рас.

В связи с этим, нам предстоит обновлять свою жизнь постоянным исследованием своего вероисповедания, свидетельства и служения в свете Священного Писания и церковных традиций не допуская их искажения. Вероисповедание церкви всегда выше решений, принимаемых церковными органами. Поэтому оно не подпадает под церковно-юридическую власть.

Богословие и вероисповедание веры

Евангелическо-лютеранская Церковь Ингрии (ЕЛЦИР) в своей теологии придерживается пути открытой конфессиональности. Это значит, что теология должна быть неизменным и неизменяемым провозглашением учения Священного Писания, но одновременно это провозглашение должно быть близким и понятным нашим современникам. В преамбуле «Положения о церкви» говорится, что исповедание Церкви находится выше решений церковно-канонической власти. Следовательно, Церковь Ингрии не создает свое собственное исповедание, но выступает в качестве свидетеля и апологета учения и традиций апостолической Церкви.

Исповедание Церкви Ингрии строится на основе высшего авторитета Священного Писания, содержание которого понимается в соответствии с тремя вселенскими Символами веры, неизмененным Аугсбургским Исповеданием 1530 г. и другими символическими текстами, входящими в состав Книги Согласия (Liber Concordiae).

Учение церкви о христианской семье

Вследствие некоторых социальных причин, в современном христианском сообществе прослеживается четкая тенденция более лояльного отношения к так называемым сексуальным меньшинствам. Данный подход весьма настораживает Церковь и заставляет ее реагировать на происходящие процессы. Отвечая на подобный вызов времени, Церковь Ингрии в Синодальной декларации «О христианской семье» констатировала, что «Христианская семья основывается на добровольном ответственном браке одного мужчины и одной женщины, в котором реализуются и проявляются отношения любви, честности и непорочности (Евр. 13:4), помощи (Быт. 2:18) и взаимной привязанности (Мф.19:6). Таковой христианский брак благословляется церковью для свидетельства о добрых намерениях вступающих в него перед Богом и общиною. Несмотря на то, что лютеранская Церковь не рассматривает брак как таинство, святость брака обусловлена тем, что христианский брак заключается по Слову Божию, а обряд венчания содержит молитву и Слово Божие».

Степени духовного служения в церкви

В Церкви Ингрии существует три степени духовного (священнического) служения:

  • Епископ (глава епархии)
  • Пресвитер (часто называемый - пастор)
  • Диакон (помощник епископа и пресвитеров)

  

Богослужение

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Традиционно, все они могут обозначаться общим понятием священнослужитель и считаться пастырями или пасторами Церкви. Теологически, церковь Ингрии, верная учению символических книг лютеранства, отвергает понятие «духовное сословие», делая акцент не на посвящении или ординации (т.е. рукоположении или хиротонии), но на призвании священнослужителя общиною. Вместе с тем, термин «сан» используется, однако в данном контексте он обозначает право совершать общественное служение (священническое служение) или служение алтаря и кафедры согласно Божьему установлению.

Существующая модель организации духовного служения предполагает, что в каждом приходе должен совершать служение штатный священник (пресвитер или диакон), получающий зарплату от своего прихода. Также Меланхтон в Loci предлагал рассматривать рукоположение как таинство, и утверждал, что ритуал рукоположения (хиротонии) является знамением Господнего благословения. (Lc. XVIII). Данное понимание не является в лютеранстве чем-то новым. Апология Аугсбургского Исповедания позволяет трактовать рукоположение как таинство в широком смысле слова, так как общественное служение соответствует Господнему установлению (Art. XIII.)

Вместе с тем, как это уже было отмечено выше, в лютеранстве традиционно акцент делается на законном призвании, которое налагает как на священника, так и на Церковь ряд взаимных обязательств. Поэтому слова Меланхтона «Также и сейчас в тех местах, где принимается истинное учение, многие невежественные и недостойные люди допускаются к служению, поскольку руководители пренебрегают всем этим делом, не поддерживают обучение и не заботятся о том, чтобы служители имели средства к существованию» должны быть предостережением для всех служителей.

В настоящее время, вопрос о диаконском служении (диаконате) еще нуждается в теологической разработке, так как из состояния дел следует, что диакон (будучи священником первой степени духовного служения) часто понимается как служитель, призванный de-faсto исполнять пресвитерское служение (зачастую во всем литургическом, пастырском и административном объеме), но имеющий ряд формальных ограничений, как обрядового, так и титулярного характера. Однако, теологически более правильно, если характер служения определяет наименование сана, налагающее на священника те или иные обязанности.

Для помощи приходским священнослужителям в Церкви Ингрии утверждена должность катехета (катехизатора). Катехет (катехизатор) не является священнослужителем, но призывается к исполнению функций церковнослужителя (аналог лектора Имперской лютеранской церкви).

Последнее обновление ( 30.10.2015 г. )
 
 
Войти